Политика

Треугольник Лукашенко: «калиновцы», «тихановцы» и «ябатьки»

Во время последнего совещания с силовиками Александр Лукашенко в очередной раз вспомнил о воинах полка Калиновского, которые вместе с украинцами защищают страну от российского вторжения. Стоит обратить внимание, что диктатор уже долгое время намекает на возможную амнистию политзаключенным, но грозит «жесточайшей реакцией» политическим эмигрантам в Литве, Польше и особенно – военизированным противникам режима. Так он пытается отделить основную массу выехавших белорусов от политической и военной оппозиции.

Лукашенко неоднократно высказывался на темы помилования и возвращения «беглых», обещая им «индивидуальный подход». Мол, у «хозяина» каждая голова на счету. Настоящим адресатом таких заявлений является Евросоюз, с которым режим хочет провести традиционную сделку «санкции в обмен на политзаключенных». Другая целевая аудитория таких заявлений – обычные белорусы, которые в силу разных обстоятельств оказались за границей. Диктатору важно выманить их на родину, чтобы закрыть дефицит рабочей силы. Даже по официальным данным в стране не хватает 99,5 тыс. работников, особенно медиков, строителей, продавцов.

Демографические процессы в Беларуси не позволяют восполнять всех выбывших. Из-за санкций экономика страны стала еще менее конкурентоспособной, зарплаты снижаются. Получается, диктатор на некой растяжке между необходимостью репрессий для сохранения режима и поддержкой более-менее сносных условий для рабочей силы.

Хоть политика важней экономики, то есть Лукашенко всегда выберет репрессии, но напряжение между экономикой и авторитарным режимом в Беларуси нарастает. Именно поэтому диктатор пытается успокоить политически инертных белорусов-«ябатек» и экономических мигрантов. А в политическом плане – обменять свободу политзаключенных на снятие санкций.

Однако уступки Лукашенко не касаются ни политической оппозиции в Литве и Польше, ни тем более военной оппозиции, крепнущей на украинских фронтах. Лукашенко называет бойцов полка Калиновского «экстремистами», «боевиками», что объяснимо. Возможно, они не опасны для режима как военная сила, но весьма опасны политически и символически фактом своего существования. Их наличие может создать альтернативу для белорусской армии как максимум и демотивировать рядовой состав как минимум.

Отборные спецназовцы, милиция, подразделения КГБ и престарелые армейские генералы всегда будут лояльны Лукашенко. Но вот о солдатской массе сказать уверенно нельзя (тем более о мобилизованных). Мы же помним флешмобы вчерашних призывников во время кризиса 2020 года, когда они срывали шевроны и жгли форму. Это была солдатская политическая демонстрация!

Как поведут себя рядовые бойцы в случае вторжения белорусской армии в Украину? Кто-то будет готов сдаться в плен с условием гарантии возможности выезда в ЕС. Другая часть, безусловно, присоединится к «калиновцам» и подобным. Так уже было во время Первой мировой, когда с многочисленных пленных создавали национальные подразделения.

Следует понимать, что именно монополия на насилие и контроль над силовиками позволяют Лукашенко «побеждать на выборах». Поэтому сценария развала силового блока страны Лукашенко боится больше, чем Путина и всю политическую оппозицию. А эфемерные «атаки Украины» и «нападение НАТО» его вообще не волнуют.

Виктор ЧЕРНЫШ

Теги

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть